Что станет с Исаакиевским собором после его передачи Русской Православной Церкви

Что станет с Исаакиевским собором после его передачи Русской Православной Церкви

Пока сторонники недавнего решения о передаче собора Русской Православной Церкви празднуют победу, его противники собираются на митинги и переживают о будущем Исаакия. Сторонник — петербуржец, зампредседателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Александр Щипков — уверен, что ничего страшного не произойдет, и назвал передачу Исаакия восстановлением исторической справедливости.

— Известие о передаче Исаакиевского собора в пользование Православной церкви я воспринял с радостью как восстановление исторической справедливости. Помимо юридической стороны вопроса — а у нас существует обязательный к исполнению закон 2010 года № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» — я бы хотел отметить главную смысловую составляющую этого события. В любом городе есть места, которые являются сакральными для его жителей. Они таковыми становятся не по указке сверху, а по факту народного почитания. И в силу этого они сплачивают, объединяют нацию. Из подобных мест складывается своеобразная сакральная география России. Например, Соловки, Мамаев курган, Херсонес, Бородино. Исаакий — это одно из таких мест. И предназначение этого строения обозначено на его фронтоне: «Храм мой храм молитвы наречется». Там не написано, что храм музеем наречется. В первую очередь Исаакиевский собор — это место для собрания верующих. Во вторую — произведение искусства, которое должно быть доступно абсолютно всем желающим. Унизительная ситуация, когда верующих как граждан второго сорта пускают с бокового входа с 9:00 до 10:30 ровно на 1,5 часа, а потом храм закрывается, и дальше, извините, приходите молиться за деньги, — недопустима и незаконна.

— Главная претензия противников передачи собора — экономическая. Якобы у Церкви не будет хватать денег на дорогостоящую реконструкцию Исаакия, и средства придется выделять из бюджета. Что вы думаете по поводу таких опасений?

— Это абсолютно нормальное явление, когда Российское государство, созданное российским народом для упорядочивания течения его жизни, обеспечивает сохранение памятников, созданных этим народом. И ненормальное явление, когда государство отбирает или разрушает эти памятники.

Мотивации у противников придания собору религиозной функции разные. Представители музейного сообщества, которые сегодня являются распорядителями имущества, обеспокоены экономической составляющей. Интересы депутатов ЗакСа находятся в поле политики. Их политическое будущее зависит от умения вести «уличную борьбу», выводить людей на мостовую. Про механизмы создания конфликтных ситуаций и управления ими вы можете прочитать в любом учебнике по политологии. Национальный, религиозный и социальный факторы легче всего использовать для возбуждения масс. Они заинтересованы в переводе ситуации в политическую плоскость, однако им мешает упомянутый закон № 327, который однозначно требует передачи собора. Поэтому они предлагают изменить его.

С геополитической точки зрения действия обеих оппозиционных групп направлены на то, чтобы лишить Исаакий самой важной функции сакрального места, которая, повторю, объединяет нацию.

«Московский Комсомолец # Санкт-Петербург»