Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИМосковского Патриархата

На главнуюЭлектронная почтаRSS

Владимир Легойда: "Нельзя выстраивать преграду между человеком и Христом"

1 декабря 2014

Владимир Легойда:

Москва, 1 декабря.

- Вы более пяти лет возглавляете Синодальный информационный отдел, который, среди прочего, отвечает за формирование адекватного публичного представления о Церкви. А важно ли для Церкви общественное мнение?

- Для Церкви важно общественное мнение, но не потому, что мы "боимся" публичной критики или враждебности. Это не так, ведь во времена гонений на ранних христиан, и в недавнее безбожное время Церковь осуждали и унижали - но от этого она стала только крепче и сильнее.

Церковь - это не корпорация, для которой общественное мнение - бизнес-актив для продвижения своего продукта. Церковь - Глава которой Христос ‑ это дверь, ведущая к Богу, в жизнь вечную. Если негативное общественное мнение, вызванное ложью или даже недостойным поведением кого-то, кто называет себя христианами, закрывает людям эту дверь - нас это не может оставлять безразличными. Правдивое представление о Церкви в обществе, разрушающее ложную преграду между Христом и человеком - это то, над чем может и должен работать Синодальный информационный отдел.

- Известно, что современные медиа дают как правило поверхностное представление о любом предмете, в том числе и Православии. Какие книги, на Ваш взгляд, необходимо прочитать современному человеку, чтобы лучше узнать культуру Православия?

- Вы знаете, долгое время большая часть нашего населения была безграмотна. И что же мы откажем им в принадлежности к Православию, к Церкви и к культуре? Нет, разумеется.

Сейчас, конечно, времена другие. Хотя многие, увы, читают не больше, чем нашим малограмотные предки. Увы, не думаю, что можно назвать шорт или лонг-лист книг, прочтение которых приведет нас к абсолютно гарантированному результату в духовной жизни. Не все, кто читал Евангелие, становятся верующими. Ведь даже не все, кто видел и слушал Христа лично стали христианами, а один апостол даже предал его.

Точно также не все, кто читает Толстого, становятся толстовцами, не все кто, читает Мартина Лютера - лютеранами и так далее. Даже не все, кто читают журнал "Фома", идут стопами апостола.

Если вы исследователь культуры, то на любой кафедре культурологи вам предоставят список литературы. Но если цель чтения - обрести сокровище веры, то, чтобы Вы не читали, надо прислушиваться к голосу своей совести, которая как лакмусовая бумажка среагирует на то, что ведет нас ко Христу, а что от него.

И все же, чтобы не быть обвиненным в уходе от ответа, я бы посоветовал, из духовной классики - святителя Феофана Затворника "Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться". Из современных авторов - книги митрополита Сурожского Антония (в первую очередь, "Встреча", "Вера", "Человек перед Богом"), "Несвятые святые" архимандрита Тихона (Шевкунова) и книги митрополита Илариона (Алфеева), например "Во что верят православные христиане" и "Христос - Победитель ада". Книг сейчас много - было бы желание.

- Многие приходящие в Церковь ищут в ней и поддержку своим общественным взглядам. Какая Церковь: либеральная и консервативная?

- Когда человек приступает к Чаше в Церкви - мы у него не спрашиваем, кто он: либерал или консерватор. Нельзя вписать Церковь в ту или иную общественно-политическую типологию. Господь судит людей не по признаку их партийной принадлежности. Есть четкие границы, пределы допустимого поведения человека, вне которых - катастрофа и погибель души, да и тела тоже. Консерватизм ли это? Или просто верность истинным представлениям о жизни? Если под консерватизмом понимать ненужность каких бы то ни было изменений, то это не про нас. Церковь - это живой организм, и современная церковная жизнь имеет отличия от церковной жизни, например, в XV веке. Определенные вещи на поверхности меняются, будучи связаны с миром людей, но базовые, принципиальные положения Божественного Откровения остаются незыблемыми.

Церковь считает дарованную Богом человеку свободу великим благом. Но современный философский либерализм (не путать с политическим и экономическим) нередко исходит из того, что свобода человека абсолютна и ограничения ее ‑ зло. Это не так. Свобода - великая сила, но она может и созидать, и разрушать. Задача самого человека, семьи, общества, государства воспитать ответственность, и тогда свобода будет служить добродетели. В ином случае она сводится к свободе срывать запретный плод с дерева познания, обрекая себя и окружающих на страдания и смерть. Причем обществу ничего не остается, как разрешать срывать этот плод: вчера это было непристойное кино и легкие наркотики, сегодня узаконенная проституция и однополые "браки", а завтра - может быть еще что-нибудь, например, педофилия.

С одной стороны Церковь неизменна - в области вероучения, догматических вопросов, нравоучения. С другой стороны Церковь как сообщество верующих людей, естественно, предполагает и даже требует постоянного поиска наиболее соответствующих настоящему времени подходов, христианских оценок, новых методов реализации евангельских задач.

- Вопрос, который может стать проверкой на либерализм в Церкви. Как Вы считаете, как следует относиться к активной жизненной позиции женщин в настоящее время? Каково социальное служение женщины в современной Церкви?

- В Церкви многие направления бы просто не развивались без "твердой" женской руки. Женская природа - это природа материнская, которой органически присуща забота и милосердие, и эта природа приносит плоды в области социальной работы Церкви. Сегодня и на многих приходах Русской Церкви можно встретить те или иные формы служения, где женщины играют основную роль. Работая в этих сферах, женщины действительно обретают полноту жизни и находят профессиональное счастье, а некоторые - и личное.

Другое дело, когда под флагом феминизма женщина пытается доказать себе и окружающими, что она не хуже чем мужчина. И доказать это пытается, мужчине уподобляясь. А вот здесь и ошибочка. Не хуже - конечно. Но другая - факт. Зачем же превращаться в мужчину-то? И не нужно, и не получится.

- Многие люди сталкиваются с ситуацией, когда совесть человека как бы глуха к евангельскому посланию. Особенно это сложно, когда неверующий близкий нам человек. Как привести его к Богу и в Церковь?

- Это очень сложный вопрос. Наверное, каждый из нас переживал от того, что дорогой нам человек идет ложным путем, не видит или, того хуже, не хочет видеть и искать Бога. Это не может не тревожить христианина, который подобно Учителю хочет, чтобы "все спаслись и в разум истины пришли".

Но не надо отчаиваться, если близкий глух к нашим словам. Самый короткий путь к тому, чтобы послужить спасению ближнего - это быть самому живым свидетелем Евангелия, преображающего действия Божественной силы в современном мире. Когда в христианине есть то, чем может не обладать другой человек - а именно душевный мир и теплоту, искреннюю радость, чистоту сердца - это неизбежно вызывает интерес к вере. Каждый христианин призван быть в этом мире иным, качественно другим - и свидетельствовать о своей вере не только словами, но и прежде всего делами, служением ближнему.

Но даже если, как нам кажется, мы сделали все, а дорогой нам человек безучастен, то и тогда не стоит унывать. Молитесь о нем и вспоминайте, что в Царствие Небесное вошел первым разбойник, покаявшийся прямо перед смертью.

- На личном уровне, действительно, следует проявлять терпение, но как быть с общественным злом: потерпеть и смириться, подставить щеку или бороться за правду?

- Предлагаю обратиться к памяти великого святого, память которого мы особо празднуем в этом году - преподобного Сергия Радонежского. Во время тяжкой междоусобицы он уходит в лесную глушь, строит церковь в честь Святой Троицы - молится, трудится, борется со страстями и в итоге сам становится обителью Святого Духа. И только тогда он смог сплотить русских князей, чтобы дать достойный отпор татаро-монгольским завоевателям. Настоящая, а не фиктивная победа над злом всегда начинается с преодоления зла в себе самом. Поэтому умение сдержаться, остановить распространение зла на себе - это не слабость, а большая сила и мужество. И только когда произошла эта первая победа, можно увидеть, что именно надо сделать, чтобы помочь другому в этой борьбе.

Из этого не следует, что нужно сначала стать святым, а потом человеком, приносящим пользу обществу, небезучастным к происходящему вокруг. Просто любое наше общественное начинание, а оно немыслимо без борьбы, требует внимания к себе. Чтобы в порыве мы не превратились с борющихся со несправедливостью посредством ненависти и зла.

- Как же бороться с гневом и раздражительностью?

- Нередко гнев - это естественная реакция человеческой души на недолжное, неправильное. И в самом явлении гнева греха как такового нет: мы знаем из Евангелия, что Сам Спаситель гневался на жестокосердие книжников и фарисеев и выгонял бичом из храма торговцев. Но в нашей поврежденной грехом природе гнев стал слишком сильным и трудноупровляемым, что чаще всего он оказывается обращенным не на грех, а на ближних. Чтобы реже гневаться, надо научиться искать и любить волю Божию. Когда человек считает самого себя исключительным и полноправным хозяином своей жизни, то любое препятствие будет вызывать у него либо уныние, либо гнев. Но когда человек верит Богу, вверяет Ему свою жизнь как Любящему Отцу, тогда он более спокойно относится к изменениям в жизни, у него меньше оснований испытывать неудовольство, раздражение или разочарование. Научимся разделять грех и грешника, терпению и преданности Богу - и гнев перестанет быть большой проблемой.

- Церковь призвана говорить на всех языках, в том числе на понятном молодым. На каких принципах должен строиться диалог Церкви с молодежной субкультурой?

- Прежде всего, необходимо понять, чему именно противостоит то или иное течение молодежной субкультуры. Молодежь во все времена отличалась своей категоричностью и жаждой подлинности. И когда именно эти стремления находят свое отражение в субкультуре - здесь всегда будет достаточно общих точек соприкосновения между Церковью и молодежью для конструктивного разговора. Однако, к сожалению, нередко приходится наблюдать, как эти благородные мотивы становятся инструментом для манипуляций.

В разговоре с молодежной субкультурой Церковь призвана помочь молодым обрести истинные понятия о Боге, человеке, жизни. Мы можем использовать определенные методы и подходы, которые будут хорошо понятны молодым - как это, например, делали Клайв Льюис и Толкиен, передавая евангельские истины языком аллегорий, образов, притч. Однако здесь надо быть очень аккуратными и осторожными, чтобы в стремлении донести главное содержание не растерять его по дороге и не похоронить под грудами труднопонимаемых и неясных символов и образов.

И еще очень важно, чтобы молодые люди видели в нас не актера из детско‑юношеского театра, который хочет под них подстроиться. Тогда больше шансов быть услышанным.

"Вечерняя Москва"

 

В. Легойда