В чем главная проблема церковной жизни?

 

Представим себе две новости с такими заголовками. Заголовок первый: «С завтрашнего дня во всех магазинах исчезнет гречка». И второй: «С завтрашнего дня во всех магазинах появится новый сорт гречки». Совершенно очевидно, какая новость распространится быстрее и шире.

«Скандалы продаются» — так обычно объясняют, что негативная информация распространяется и шире, и быстрее, чем положительная. Так это повелось с древности, когда люди стали требовать хлеба и зрелищ. Правда, многие эксперты сегодня считают, что причины даже намного глубже. Все дело в том, что вот этот самый «негатив» он сильнее влияет на жизнь человека, чем «позитив».

Тема Церкви здесь не является исключением. Хотя на самом деле большая часть того, что подается как скандалы или как проблемы церковной жизни, к реальности имеет очень мало отношения. Я, конечно, не хочу сказать, что в земной жизни Церкви нет проблем: все эти «попы на мерседесах», аварии и прочее бывают в жизни — но они не составляют реальной картины церковной жизни.

Приведу такой пример. Во всей Русской Церкви больше 35 тысяч священников. И, конечно, далеко не все из них передвигаются на дорогом транспорте и регулярно попадают в аварии. Более того, у большинства из священников вообще никакого транспорта нет. И жизнь их состоит не из аварий, а совершенно других вещей: они ежедневно трудятся над восстановлением храмов и человеческих душ. Причем последнее — намного сложнее, чем платная беседа на кушетке психоаналитика. Просто представьте священника, который регулярно выслушивает десятки, а порой и сотни наших исповедей. И не просто выслушивает, но пропускает через свое сердце и как-то пытается помочь…

Кроме того, существует в этой теме такая штука, как «медийное искажение». Она тоже касается не только церковной тематики, но жизнь Церкви уж совершенно точно не обходит стороной. Прекрасно помню, как в 2010 году принимали закон о возвращении религиозным организациям имущества религиозного назначения. Сегодня этот закон все вспомнили в связи с передачей Исаакиевского собора. Дискуссии, которые тогда нам приходилось вести, в большинстве своем вообще не касались передачи храмов: в медийном пространстве этот закон звучал примерно так: «"попы" теперь заберут еще и наши (?) иконы из музеев». Никакого отношения к закону этот тезис не имел, закон вообще икон не касался. Но я, как непосредственный участник медийных баталий того времени, хорошо помню, что большинство этих битв велись именно вокруг передачи икон, о которых в законе речь вообще не шла. А сама «полемика» выглядела примерно так:

— Почему вы хотите забрать иконы из запасников в музее?

— Вы знаете, закон этого не касается…

— Вы уходите от ответа. Отвечайте!

Сегодня меняются только темы, а подходы нередко остаются прежними.

Как здесь быть? Спокойно и терпеливо объяснять, что имеет отношение к реальности, а что не имеет, и заниматься профессиональной подготовкой журналистов.

А вот что касается подлинных проблем церковной жизни, то, в очередной раз скажу: их, конечно, много и они разные. Назову, на мой взгляд, две основные. Христос говорит: по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин 13:35). Так вот мне кажется, что наша главная внутренняя проблема в том, что мы в полной мере не имеем этой любви. Отсюда и главная внешняя проблема: очень часто общество не видит в нас Его учеников. Остальное детали.