Церковь уже не та?

 

Порой можно услышать: «Ну все, сегодня это уже не та Церковь, в которую я пришел десять (двадцать, тридцать и так далее) лет назад! Вот раньше…» Далее следует более или менее аргументированная попытка сказать, почему раньше было лучше, по мнению говорящего.

Нередко у авторов такой позиции есть свои личные причины и претензии к церковной жизни. Но есть и общая ошибка, о которой нельзя не сказать. Дело в том, что у Церкви нет идеального времени, в которое она хотела бы вернуться. Мы чаще всего считаем, что золотой век был в прошлом. Потому не верим, что сегодня может быть также как и раньше правильно — слишком уж далеко мы отошли от идеала. Многим кажется, что лучший период в истории Церкви — это то недолгое время, когда Господь ходил по земле, говорил с людьми, исцелял и совершал чудеса. И чем больше мы от этого времени отдаляемся, тем хуже становится община верных… Кто-то считает, что лучшее время — это эпоха раннего христианства, время подвигов первых мучеников и исповедников…

Конечно, в таком подходе есть своя логика. Но только дело здесь не во времени, а в том, что в определенный момент в истории резко возросло число христиан. Сначала Церковь была гонимой. До этого она состояла вообще из нескольких апостолов — двенадцати, потом их стало семьдесят… А вот потом за Христом пошли тысячи, десятки тысяч, миллионы… И, естественно, чем больше Церковь наполняется людьми, тем сложнее удерживать в ней то, что социологи своим сухим языком назвали бы средним нравственным уровнем христианской общины.

Дело не в том, что в жизни Церкви когда-то было другое время, но в том, что сама жизнь Церкви созидается не человеческой логикой и не человеческими усилиями. Она созидается святостью Бога, а не достоинствами людей. В любое время в жизни Церкви есть святые, не святые, и «несвятые святые». Почему? Потому что в Церкви нет и не может быть идеального времени. Недостатки христиан могут влиять на авторитет Церкви. Потому с этими недостатками нужно бороться. Но эти недостатки не влияют на Истину Церкви. Это заметил еще в IV веке святой Августин.

Евангелие однозначно говорит нам, что Христос вчера, сегодня и во веки Тот же (Евр. 13:8). И не важно, насколько близки мы ко времени, когда Он ходил по земле или когда жили первые великие христианские подвижники. Христос всегда одинаково близок к нам. У митрополита Сурожского Антония есть мысль о том, что любая христианская община должна быть такой, «которая могла бы сама написать Священное Писание, проповедовать его из собственного опыта, дать ему начало, родить его». Присутствие Христа в жизни человека и есть та единственная и главная точка опоры в любое время и в любую эпоху.