Что дальше?

 

На этой неделе ряд изданий опять привлек внимание шокирующими заголовками. Их «среднее арифметическое» звучит примерно так: «французам разрешат заниматься сексом с 13 лет». Я не поленился, прочитал оригинал статьи, на которую все ссылались, на известном англоязычном ресурсе.

На самом деле, речь там идет совсем не о легализации отношений с тринадцатилетними. Наоборот, французский министр по вопросам равенства мужчин и женщин Марлен Шьяппа выступила за ужесточение законодательства в этом вопросе. Она предлагает, чтобы любая интимная близость с лицом, не достигшим 13-летнего возраста, считалась насилием, независимо от согласия ребенка. Почему это важно? Да потому, что сейчас изнасилованием признается только акт, совершенный с применением физической силы или угроз. А если ребенок как бы «не сопротивляется» то с точки зрения современного французского законодательства — это не считается насилием. Даже если ребенку 10 или 11 лет.

Не верите? Я бы тоже не очень хотел верить. Но вот совсем недавно во Франции признали невиновным в изнасиловании 28-летнего, с позволения сказать, мужчину… Он вступил в половые отношения с 11-летней девочкой. Судья решила, что раз ребенок не сопротивлялся, то и насилия не было. Представляете?! Родители пытались доказать, что девочка была парализована от страха и попросту не могла сопротивляться. Все безуспешно. Он был признан виновным лишь в совершении т.н. «сексуального преступления», за которое совершенно другое наказание, существенно мягче. Французская общественность испытала шок.

«Окно Овертона». Популярная сегодня концепция, которая объясняет, как возможно трансформировать ценности. Всего за 5 шагов немыслимое становится действующей нормой. Сначала вы начинает об этом немыслимом говорить, и вот оно становится «всего лишь» радикальным. Второй шаг — радикальное превращается в приемлемое. Третий — приемлемое начинает рассматриваться как разумное. От разумного — один – четвертый — шаг до стандартного. И, наконец, пятый шаг — стандартное суждение превращается в действующую норму.

Именно так гомосексуализм стал нормой современного западного общества. Ведь еще в середине XX в. в большинстве европейских стран никто всерьез не верил, что возможна легализация т.н. однополых браков. А в 1989 г. в Копенгагене первый такой как бы брак уже был зарегистрирован.

В январе 2008 г. Патриарх Кирилл, тогда еще митрополит Смоленский и Калининградский, давал интервью известному немецкому изданию «Spiegel». И он в процессе беседы спросил у своего собеседника, у журналиста, почему тот уверен, что если сегодня легализованы однополые браки, то рано или поздно не будет оправдана и педофилия? Журналист, конечно, не соглашался, доказывал, что это невозможно, что это вещи никак не связанные… Но вот смотрите: прошло всего десять лет, даже чуть меньше… «Окно Овертона» переместилось в сторону еще большей легализации греха: насилие над 11-летним ребенком — уже не насилие. Что же дальше? Честно говоря, даже думать не хочется.