Христианские ценности приоритетнее принципа свободы совести, заявил представитель Русской Православной Церкви

Христианские ценности приоритетнее принципа свободы совести, заявил представитель Русской Православной Церкви

Христианские ценности приоритетнее принципа свободы совести, который в правоприменительной практике может приводить к аморальным для христиан последствиям, сказал зампредседателя Синодального отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе.

«Церковь исходит из того, что принцип свободы совести не является абсолютным. Церковь далеко не во всех случаях призвана к тому, чтобы поддерживать этот принцип и особенно в случае, если он доводится до абсурда», — сказал Кипшидзе на IV всероссийском форуме «Право. Религия. Государство».

Он отметил, что, к примеру, в работе Европейского суда по правам человека формируется «принцип религиозной нейтральности государства, при этом сам этот принцип не был закреплен в Конвенции (по правам человека — ред.), который лежит в основе деятельности этого суда».

«В практике ЕСПЧ, когда обсуждаются чувствительные для нас вопросы, касающиеся гендера, то оговорка, которая внесена в Конвенцию о защите прав человека, касающаяся ограничения по соображениям морали свободы самовыражения, шествий, она постепенно перестает действовать. ЕСПЧ в решениях по подобным вопросам отмечает, что в обществе более не существует признаваемых всеми моральных ценностей и поэтому суд в своей правоприменительной практике не может опираться на эту оговорку», — пояснил Кипшидзе.

По его мнению, такой подход суда сформировался «исходя из абсолютизации свободы совести, когда моральные требования более не считаются необходимыми для правоприменительной практики», что «не может расцениваться как положительный результат».

«На мой взгляд, мы не должны ставить целью общественного развития абсолютизацию принципа свободы совести, которая бы означала, что государству и обществу все равно, во что верят в его члены, и что государство и общество должно отказываться от оценки существующих убеждений и от их правовой квалификации», — подчеркнул он.

«Принцип свободы совести — это не христианская догма. Имплементация этого принципа может приводить к последствиям, которые оцениваются нами как нравственно неприемлемые, противоречащие нашим христианским, евангельским ценностям, которые должны обладать для нас приоритетным значением, по сравнению с этим юридическим принципом», — заключил представитель Русской Православной Церкви.

Как сказано во Всеобщей декларации прав человека, принятой ООН в 1948 году, каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии, «это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных обрядов».

«РИА Новости»